Я на каникулах на некоторое время. Мой маленький marshmallow. Как возражать врачам с помощью английского

Сначала объявление по делу: я некоторое время не буду брать учеников и вести уроки. Это связано в тем, что 9 марта я родила сына Сашу. Сейчас в блоге будут появляться посты про колыбельные на английском языке и прочие глупости про и для детей. Всем, кто со мной занимался, раздам домашние на каникулы. Надеюсь получить по почте много сочинений – я помню, кто мне их задолжал)) И желаю всем исполнения самых главных желаний!
Раз уж у нас тут блог про английский, то расскажу, как с его помощью я «боролась» с врачами. Рождение ребенка для меня такое чудесное чудо еще и потому, что лет 13-14 назад врачи сказали мне, что забеременеть я не смогу. «Ой-ой, с таким поликистозом детей у тебя не будет». Мне было лет 17, к гинекологу я пришла после школьной беседы врача для старшеклассниц, в которой говорилось, что если КД (тогда, в 90-е, реклама еще только-только приучила нас к эвфемизму «критические дни») у девушек наступают не раз в 28 дней, нужно сходить в местную ЖК (женскую консультацию, еще одно сочетание которое я тогда выучила). Мои КД гуляли сами по себе, я пошла и, что называется нарвалась. Это я сейчас удивляюсь безапелляционности заявлений врачей. А тогда даже в местной газете было интервью с врачом про поликистоз яичников, в котором эксперт говорил, что не надо девочкам сообщать их диагноз. Но не потому, что можно напугать, а потому что иначе они могут «как с цепи сорваться» (цитата точная), в смысле, опасность беременности не сможет их остановить от разгульной жизни. Следующие десять лет у меня прошли под знаком этого диагноза. Мое представление о семье обязательно включало в себя детей. А раз невозможно, то «зелен виноград». Поэтому я училась, работала, выигрывала конкурсы, безрезультатно пила гормоны (которые мне прописывались разными специалистами), читала про усыновление и ездила волонтером в детские дома — и периодически ходила к врачам. Мне обследовали яичники, надпочечники, делали рентген головы на предмет опухолей, все было в норме. При этом дорогие анализы крови на гормоны неизменно показывали всяческие перекосы. Последний раз я сделала попытку что-то выяснить, когда уже в Москве обратилась к звездному профессору из Института акушерства и гинекологии. Мне прописали очередную схему гормонов и опять сказали, что беременность естественным способом маловероятна. Она действительно была маловероятна, потому что я просто избегала этой темы и даже не пыталась забеременеть – я очень боялась убедиться в правоте врачей и своей женской несостоятельности. Пока я не встретила Олега, который однажды, когда мы уже жили вместе, сказал: «Все, с первого числа перестаем предохраняться». Мне было очень страшно. На всякий случай я предупредила его, что в норме беременность у пар наступает примерно в течение года и не стоит расстраиваться, если сразу не получится, а у меня вообще может быть дольше… И забеременела почти сразу.
А дальше начались страшилки. Мне очень повезло с врачом, она не настаивала на приеме лекарств: не хотите – не пейте, только напишите отказ. Неделе на 34-й (всего в беременности 40 недель) мне сказали, что у меня преждевременно состарилась плацента и назначили курантил. Пить курантил я не хотела. В поисках информации про старую плаценту я набрела на блог одной американки со схожей проблемой, которая так смешно передала свою беседу с врачом на эту тему, что я сразу наполовину успокоилась.
Кроме того у меня как у студентки Высшей школы экономики есть доступ к базам научных журналов. Это не просто анонимная информация из интернета, а серьезные клинические исследования. Все разумеется на английском. Я почитала статьи про старые плаценты, например, исследование, в котором из группы 64 женщин со старыми плацентами только у пятерых дети родились с distress (то есть истощением, асфиксией и прочими проблемами). Статистически это значимо по сравнению с контрольной группой (р=0,01), но на то я и изучаю статистику, чтобы понимать, насколько она условна. Поэтому я сходила на дополнительную допплерографию, на КТГ (для контроля состояния плода), не стала пить таблетки и написала в карточке отказ. Кстати, та статья выше была 1991-го года, оказывается, в научных журналах тема влияния степени зрелости плаценты на состояние плода уже стала неактуальна – они не нашли значимых корреляций. Сейчас в науке в моде другая тема: как по плаценте определить внутриутробную инфекцию, и амбициозные врачи делают исследования по ней. Я вообще советую всем в затруднительных случаях поискать именно научную информацию по теме: статьи из журналов, публикации. Почти вся она на английском.
Моя «старая» плацента дотянула два дня до 38 недель (нормально доношенными считаются дети, родившиеся с 38 по 42 неделю) и 9-го марта ночью отошли воды, после чего начались схватки и муж отвез меня в роддом (должно быть наоборот: сперва схватки, потом воды). А утром я поругалась с врачом. Дело было в том, что еще по прибытию я попросила не делать мне «на всякий случай» разные медикаментозные вмешательства, как то стимуляцию гормоном окситоцином, обезболивания, даже глюкозы и аскорбинок я не хотела – я не встретила исследований по их влиянию на состояние плода. Иногда окситоцин не усиливает родовую деятельность, а тормозит. Так случилось с моей близкой подругой и в итоге ее ребенок родился с помощью кесарева сечения. У американки, блог которой я упоминала выше, была похожая история. В общем, я решила не пытаться перехитрить природу. Это отметили в карточке, и в 9 утра в палату влетел злой врач с возгласом «Кто тут считает себя всех умнее?». Дальше мы поговорили:

Он: Значит вы отказываетесь от стимуляции? Вы что, считаете мы тут вам зла хотим?
Я: Не считаю. Но у меня есть право на отказ.
Он: А вы учли, что годиков вам вообще-то 31 и роды первые. Я как гинеколог-эндокринолог с 33-летним стажем могу сказать, что репродуктивная функция женщин работает оптимально только до 30 лет.
Я: А сейчас вы на меня давите. И что, мне теперь в 31 год пойти и умереть? При всем уважении, другие врачи гинекологи-эндокринологи десять лет говорили мне про мое якобы бесплодие и назначали гормоны, а в итоге я забеременела, когда бросила принимать все эти препараты.
Он: Правильно, это называется ребаунд эффект, вероятность наступления беременности повышается после отмены гормонов.
Я: Rebound effect (я специально произнесла это с нажимом правильно по-английски) не может наступить через полтора года после отмены.
Он: У вас безводный период с трех ночи, а вы в курсе, что через 12 часов развивается инфекция и нам придется колоть вам антибиотики. Мы между прочим не просто так работаем. Мы используем новые наработки, проходим стажировку в Америке.
Я: Сейчас еще только 9 утра, 12 часов наступят в 3 дня. И кстати, в Америке безопасным сроком безводного периода считается не 12, а 36 часов.
Он: Ну и рожали бы тогда в Америке.
Я: Вы сослались на Америку, вот и я сослалась на Америку. И вообще. Почему вы считаете, что мне нужна стимуляция? Вы меня даже не смотрели. У меня все в порядке, схватки идут через каждые 5 минут, усиливаются.
Он: Это не схватки.
Я: Если я не ору, это не значит, что мне не больно. И вообще, если у меня сейчас упадет окситоцин, то из-за вас, а не от слабой родовой деятельности.
Он: Пишите отказ.
Я: Так я с самого начала это предлагаю. Диктуйте что писать.

Потом я еще поплакала из-за возраста, для меня очень болезненны упоминания о нем. Особенно учитывая, что муж меня на четыре года моложе. Но потом мы с этим врачом помирились, он иронически называл меня «героем Советского Союза», но отношение поменял и стал доброжелательнее. Рожала я 18 часов, но все прошло нормально, и Саша получил 8-9 баллов по шкале Апгар (из 10 возможных). Кстати, принимавшая его акушерка меня поддержала: «Молодец, что всех послала и все сделала по-своему». Если бы я не начиталась научных статей и просто описаний как роды проходят в других странах (та же информация про допустимые сроки безводного периода, принятые в Америке, неожиданно пригодилась), мне было бы труднее настоять на своем. Я не фанатичный сторонник «естественности», но в этом моем конкретном случае с моей конкретной плацентой (я еще нашла исследования, что при преждевременном старении плаценты обезболивание ухудшает ее деятельность) я чувствовала и была убеждена, что правильнее – не вмешиваться. В общем, английский — это доступ к расширенной информации.

This entry was posted in Личное. Bookmark the permalink.

One Response to Я на каникулах на некоторое время. Мой маленький marshmallow. Как возражать врачам с помощью английского

  1. Оксана Неменова says:

    Мало кто поймет сколько мужества понадобилось вам, чтобы настоять на своем и отказаться от этой “навязанной услуги” наших врачей! Ничего не изменилось за прошедшие 30 лет, поскольку все это на своей шкуре испытано и последствия, увы, были… Очень-очень сопереживаю вам, хоть и задним числом! Пусть это неприятное противостояние забудется поскорее, а останется чувство уверенности в своих силах. Подумаешь, возраст! Меня и в 27 лет называли “старородящей”. Так уже не называют?
    Самое большое достижение последних лет нашей жизни – доступность информации и возможность жить своей головой!
    Александру очень повезло с такой умной и правильной мамой!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>